Пятница, 15 августа 2008 08:38

Генерал Иван Болдин

Судьба Ивана Васильевича Болдина была связана с нашим городом в последние предвоенные месяцы и в годы Великой Отечественной войны.

Иван БолдинВ марте 1941-го первый заместитель командующего войсками Западного Особого военного округа (Белорусский) генел-лейтенант Болдин получил приказ наркома обороны СССР  К. Тимошенко на формирование в Могилеве штаба, управлений и служб 13-й армии.

Эту задачу Болдин выполнил. Прибывший в Могилев генерал-лейтенант Л.М. Филатов, назначенный командующим 13-й армией, продолжил его работу, Болдин убыл в Минск и приступил к обязанностям первого заместителя командующего округом.

Болдин — типичный советский генерал того времени. Выходец из народа, поднятый на высоту Советской властью и коммунистической партией.

Он родился 15 августа 1882 года в селе Высокое Инсарского уезда Пензенской губернии в бедной крестьянской семье. С детства познал нужду, нелегкий крестьянский труд. Закончил всего 2 класса церковно-приходской школы.

Первая мировая война привета 22-летнего крестьянского парня в русскую армию. Его зачислили в учебную команду. Уже через три месяца в чине младшего унтер-офицера Иван Болдин оказался на Турецком фронте. Воевал в составе 17-го Тенгинского пехотного полка. Командовал отделением, а затем взводом разведки. За доблесть и мужество был удостоен трех Георгиевских крестов.

Сложнее складывался внутренний мир. Многое не нравилось Ивану в Российской империи. Роскошь и богатство меньшинства, нужда и беспросветный труд миллионов людей, разорительная война. Зачем? Ответы на многие вопросы он получил у питерского рабочего, большевика В.А. Соколова. За революционную агитацию Болдина разжаловали в рядовые, лишили наград и заточили в крепость. Оттуда его освободила Февральская резолюция.

Вскоре его избрали председателем полкового комитета 17-го Тенгинского полка. Известие об Октябрьском перевороте 1917-го он воспринял как должное. Без колебаний стал на сторону Советской власти. Сослуживцы выбрали Ивана Болдина командиром полка, который он сумел вывести из Турции через раздираемый междоусобицей Кавказ без потерь и кровопролития. «Быть тебе генералом», — шутили друзья-однополчане. Их слова оказались пророческими. Вернувшегося домой после долгой разлуки Болдина земляки избрали председателем исполкома Инсарского совета. Но загремела гражданская война, и молодой коммунист стал в ряды Красной Армии. Службу начал в октябре 1919 года командиром стрелковой роты. Участвовал в боях с войсками генерала Е.К. Миллера, англо-американскими интервентами под Архангельском.

Военная судьба провела его и через бои с войсками генерала Юденича под Петроградом, советско-польскую войну 1920-го. На этой войне он снова «вырос» до командира полка.

Его оставили в кадрах Красной Армии после учебы на курсах «Выстрел» в Москве. Болдин пять лет командовал стрелковыми полками в Туле и Москве.

Затем была учеба в Военной академии им. М.В. Фрунзе, командование 47-й и 18-й стрелковыми дивизиями в Приволжском и Ленинградском округах.

Комбригу  И.В. Болдину везло. Он служил в округах, которыми командовал крупнейший советский военный теоретик, ученый, военачальник В.М. Шапошников, в прошлом полковник генерального штаба русской армии. Он много сделал для профессионального роста и повышения оперативно-тактической подготовки И.В. Болдина.

Судьба пощадила его и в страшные 1937-й и 1938-й годы. Одному из немногих командиров ему удалось избежать репрессий. У руководства он считался человеком Шапошникова, возглавившего в 1937-м генеральный штаб и ставшего особо доверенным советником у И.В. Сталина.

У Болдина начался стремительный рост по службе. В 1939-м он возглавил войска Калининского военного округа. В сентябре 1939-го участвовал в освободительном походе в Западную Белоруссию и Польшу. Командовал конно-механизированной группой в составе стрелкового, двух кавалерийских и танкового корпусов. Позднее возглавлял советскую военную миссию на переговорах с руководством прибалтийских государств о вводе советских войск и их размещений на территории Латвии и Литвы. В 1940-м сформировал и возглавил Одесский военный округ, а уже в сентябре 1940-го продолжил службу в Белоруссии.

Последние мирные месяцы генерал И.В. Болдин занимался обустройством войск на Белорусском выступе. Их перевооружением, освоением нового оружия и боевой техники. По планам Генерального штаба генерал И.В. Болдин в войне с Германией должен был возглавить конно-механизированную группу. Задача — стремительным ударом отрезать от Германии Восточно-Прусскую группировку немецких войск и создать предпосылки для наступления войск Западного фронта на Берлин.

Войска округа в приграничных районах были расположены плотно. Склады, базы, аэродромы находились, как правило, в 10—25-ти километрах от границы. Основная группировка войск округа, сосредоточенная на Белорусском выступе, была под угрозой окружения и разгрома уже в первые дни и часы войны. Но об этом думать и говорить было смертельно опасно. Хотя все надеялись, что Сталину удастся оттянуть начало войны.

В 2 часа ночи 22 июня 1941-го Военный совет округа был поднят по боевой тревоге. В штаб поступила директива наркома обороны о приведении войск в полную боевую готовность. Она оказалась крайне запоздалой. Уже в 4 утра поступили сообщения о начале боевых действий немецких войск. По телефону командующий округом генерал армии Д.Г. Павлов сообщил об этом в Москву. В ответ: не поддаваться на провокации, есть вероятность уладить конфликт мирным путем. Только в 7-м часу в штаб поступила директива из Москвы, разрешающая войскам вступить в бой.

Генерал Павлов решил сам вылететь в Белосток и организовать на месте отпор врагу, а Болдину предложил остаться в Минске. Наш герой счел это решение неверным. С помощью наркома Тимошенко он добился отмены этого решения.

В Белосток вылетел генерал Болдин с группой штабных офицеров на двух самолетах. В воздухе они были подожжены немецкими истребителями. Однако опытные пилоты сумели посадить машины на аэродром под Белостоком.

До командного пункта 10-й армии генерала К.Д. Голубева от аэродрома было 50 километров. Болдин добирался туда на грузовиках около 8 часов. Дороги были забиты беженцами, строителями укреплений, солдатами и офицерами разбитых частей. А вражеские самолеты непрерывно бомбили и расстреливали их из пулеметов. Под бомбами погибли офицеры его группы. Болдин и его адъютант чудом остались в живых, хотя и были ранены.

Вечером первого дня войны Болдин добрался до командного пункта 10-й армии. Из доклада командарма узнал, что удар врага застал войска врасплох. Враг захватил или уничтожил большинство складов с горючим и боеприпасами. В полосе армии была потеряна вся авиатехника. Обескровленная пехота с трудом сдерживала натиск. Командарм-10 К.Д. Голубев бросил ей на помощь механизированные корпуса.

По радио И.В. Болдину удалось связаться с генералом Павловым. Доложил обстановку и получил приказ об организации контрудара в направлении на Гродно с целью разгрома вражеских войск, наступавших из Сувалкского выступа. Задача явно не соответствовала обстановке. Однако в штабе фронта была директива за подписями С.К. Тимошенко и Г.К. Жукова.

Генерал Болдин нанес контрудар по врагу силами 6-го мехкорпуса генерала М.Г. Хацкилевича. 6-й кавалерийский корпус был рассеян авиацией врага. С 11-м мехкорпусом генерала Д.К. Мостовенко Болдин не смог установить связь.

6-й мехкорпус был самым мощным соединением в округе. Он насчитывал 1100 танков и бронемашин, в том числе 345 новых Т-34 и КВ. М.Г. Хацкилевич сумел вывести свои части из боя по рубежу реки Нарев, свернуть их в колонны, организовать продвижение на Гродно. Расстояние — всего 80 км. Однако дороги были забиты отступавшей пехотой и беженцами. По колоннам соединения ударили бомбардировщики. На марше было уничтожено большинство автотранспорта и артиллерия. Потеряно около четверти танков.

Но и в этих нечеловеческих условиях танкисты и мотострелки М.Г. Хацкилевича сумели выйти на рубеж атаки и завязать бои. Однако уже на третий день войны остались без горючего и боеприпасов. Остатки корпуса вынуждены были отступить к Волковыску. Во время отхода генерал М.Г. Хацкилевич сгорел в танке вместе с экипажем.

25-го июня создалась угроза окружения всей белостокской группировки. Ставка приказала отвести соединения 3-й и 10-й армий на линию Лида, Слоним, Пинск. Но кольцо окружения замкнулось уже 28 июня.

В окружение попали представитель Ставки маршал Г.И. Кулик, зам. командующего фронтом И.В. Болдин, командармы 3 и 10 генералы В.И. Кузнецов и К.Д. Голубев. Войска пробивались из окружения стихийно, разрозненно, неся огромные потери. Руководили ими в лучшем случае командиры полков и дивизий. Врагу достались огромные запасы боеприпасов, продовольствия, обмундирования. Было потеряно 300000 человек личного состава, в том числе 200000 пленными...

В крайне незавидном положении оказался генерал Болдин. Ведь и на нем лежала часть ответственности за катастрофу в БССР. Командующий фронтом генерал Павлов и его соратники ужи 30 июня 1941 года были отстранены от должностей, арестованы, осуждены и быстро расстреляны. Однако Болдин был настоящим солдатом и военачальником. С небольшой группой солдат он двинулся на восток от белостокских лесов до Смоленщины. Группа с каждым днем увеличивалась и вскоре разрослась до численности крупного соединения. Видя в тылу уверенного человека в полной генеральской форме, окруженцы верили, что Красная Армия не разбита.

Были три условия вступления в войско Болдина: боец должен быть в обмундировании, с оружием и документами.

«Лесная» дивизия И.В. Болдина стала предметом головной боли немецкого командования. За поимку генерала оно назначило вознаграждение в 100000 рейхсмарок. 12-го августа 1941 г. группа Болдина с боем прорвалась через боевые порядки врага и перешла линию фронта в полосе войск 19-й армии генерала И.С. Конева.

Болдин был принят в Москве И.В. Сталиным, который поблагодарил его за боевую работу, затем отправил в госпиталь подлечиться.

Был издан приказ по Красной Армии, где отмечались преданность Родине, мужество и высокий боевой дух дивизии И.В. Болдина.

После лечения Иван Васильевич был назначен заместителем командующего Западным фронтом.

...Во второй половине сентября 1941 года создалась напряженная обстановка на Московском стратегическом направлении. Противник сосредоточил здесь 77 дивизий, более 1 миллиона солдат и офицеров, около 2 тысяч танков, огромное количество артиллерии и авиации. Гитлер спешил до начала зимы закончить войну в свою пользу.

Вскоре сильными ударами противник пробил две бреши в нашей обороне и двинулся в прорыв. И.В. Болдину было приказано возглавить оперативную группу войск в составе трех танковых бригад и стрелковой дивизии и ударить по войскам 3-й танковой армии генерала Г. Гота в районе Холм-Жирковский. Контрудар не достиг цели. Слишком неравны были силы. В начале октября пять армий Западного и Резервного фронтов оказались в окружении.

Окруженные советские войска наносили ощутимые удары по врагу. Среди них был и отряд Болдина в 1500 человек. Генерал был ранен в ногу, но, руководя с носилок, сумел вывести людей из окружения. 5 ноября его отряд в количестве 800 человек прорвался к своим в полосе обороны 16-й армии К.К. Рокоссовского. После лечения Болдин снова на фронте. Он возглавил 50-ю армию.

Это объединение сражалось против войск 2-й танковой армии генерала Г. Гудериана на Тульском направлении.

Находясь в полуокружении, войска 50-й удержали город и принудили врага перейти к обороне. А вскоре армия начала наступление. Впервые за войну пришлось отступать Гудериану...

...В сентябре 1943 года 50-я армия вышла на границу БССР на Могилевском направлении. Противнику не удалось осуществлять здесь маневр резервами и контратаковать. Войска армии вскоре освободили Хотимск, Кричев, Славгород и другие населенные пункты. В январе 1944-го перешли к обороне и подготовке к полному освобождению Беларуси.

В марте 1944 г. И.В. Болдин пережил тяжелый удар судьбы. В воздушном бою погиб его сын Олег — летчик-истребитель...

Уже шла подготовка операции «Багратион». На первом ее этапе 2-му Белорусскому фронту поручалось провести Могилевскую наступательную операцию силами 33-й, 49-й и 50-й армий. Главный удар наносила 49-я армия генерала И.Т. Гришина севернее Могилева. Южнее действовала 50-я.

23 июня 1944 г. пошла в наступление 49-я армия, а 24-го двинулась вперед 50-я. В кратчайшие сроки были форсированы реки Проня, Бася, Реста. Войска одновременно вышли к Днепру.

27 июня обе армии начали штурм Могилева. Штурмовые отряды отбивали у врага квартал за кварталом. 28-го город был полностью очищен от врага. Руководители Могилевского укрепрайона генералы Бампер и Эрдмансдорф попали в плен вместе с тысячами своих подчиненных. За могилевскую операцию И.В. Болдин был удостоен ордена Суворова I-й степени, ему было присвоено звание генерал-полковника.

Дороги войны дальше провели 50-ю армию через Минск, Гродно, Белосток и Восточную Пруссию.

А в феврале 1945 г. Болдин получил назначение на должность зам. командующего 3-м Украинским фронтом маршала Ф.И. Толбухина. День Победы генерал встретил в Вене.

В послевоенные годы Болдин командовал армиями на Украине и в ГДР. Возглавлял войска Восточно-Сибирского округа. Службу закончил в должности 1-го заместителя командующего войсками Киевского военного округа. Служебного роста — никакого.

Думается, причина этого — стремление талантливого человека из народа всегда жить по совести, оставаться человеком в любых обстоятельствах, нежелание заискивать перед власть придержащими.

Более сорока лет назад он издал книгу воспоминаний «Страницы жизни», где первым из советских мемуаристов рассказал о трагедии 1941 года.

И.В. Болдин умер 28 марта 1965 г. Он похоронен в Киеве. Именем боевого генерала названы улицы в Могилеве, Быхове, Хотимске, Славгороде, Чаусах, Черикове, Климовичах, Гродно.

На могилевской улице Болдина установлена посвященная ему бронзовая мемориальная доска работы скульптора Корнея Алексеева.

Александр Малаховский
«Вестник Могилева», № 20/1502
2 марта 2007 года

Книга воспоминаний Болдина Ивана Васильевича «Страницы жизни»

Товары и услуги в Могилеве

Instagram
Vkontakte
Twitter