Пятница, 24 апреля 2015 16:37

Здесь начинался Могилев

Когда в Могилеве располагалась царская ставка, а последний русский самодержец жил в расположенном неподалеку губернаторском доме, он любил бродить меж деревьев и стрелять из «мелкашки» ворон. Еще по аллеям, неспешно, под звуки духового оркестра, под ручку с кавалерами прогуливались дамы. Правда, не каждый мог устроить здесь променад: нижним чинам и собакам вход в парк воспрещался.

После революции это место стало средоточием городской культуры. Или, если угодно, — городских развлечений. Еще лет 25-30 назад в Летнем театре выступали приезжающие в город звезды. Днем родители приводили сюда малышню покататься на аттракционах. А по вечерам на танцплощадке гремела музыка... Кстати, чего греха таить, нередко мелодия прерывалась: начиналось выяснение отношений между пацанами из разных районов. Помните знаковую фразу из фильма «Республика ШКИД»: «Пионеры наших бьют»? Так вот, подобная мизансцена случалась и здесь: на аллеях парка разыгрывалось реальное советское шоу — драка «стенка на стенку».

Сегодня все это уже в прошлом. Нет в парке ни Летнего театра, ни каруселей с качелями, ни бильярдной, ни библиотеки, ни площадки для танцев. Остались лишь деревья да аккуратно вымощенные дорожки. Что, впрочем, не значит, будто парк умирает. Ведь какой бы он ни был на конкретном отрезке времени, парк остается одним из самых значимых мест в городе. Ведь именно отсюда начинался Могилев.

Официальным годом рождения города считается 1267-й. На самом деле, люди в местах, которые историки называют гора Могила, появились гораздо раньше. Еще в каменном веке здесь располагалась стоянка охотников на северного оленя. Не удивляйтесь! В те незапамятные времена на широте, на которой расположен Могилев, раскинулась тундра.

Второй раз люди появились здесь в III-V веках нашей эры. Находки археологов позволяют сделать вывод, что какое-то время на этом месте находилось городище киевской культуры. Правда, по каким-то причинам и оно исчезло. А уже в X-XI веках вновь возникло поселение. Причем, судя по всему, не рядовое.

Находки археологов позволяют предположить, что уже в те времена Могилев стал, как сейчас говорят, административным центром. Об этом свидетельствует керамика, причем это осколки не простых горшков. Они помечены трезубцем. Наносить на собственную посуду такую «печать» имел право далеко не каждый горожанин. Это была прерогатива представителя княжеской «администрации», наделенного правами собирать дань и надзирать за окрестными селами.

Питерский исследователь С. В. Белецкий изучил изображение трезубца и пришел к выводу, что принадлежит он Всеславу, сыну Владимира Святого и Рогнеды. Всеслав умер, не оставив наследников, в 1003 году. Получается, подчиненный князю «чиновник» мог появиться на территории нынешнего Могилева не позже означенной даты. Значит, возраст города уже превысил 1000-летний рубеж? Пока не нашлось новых подтверждений, ученые считают этот факт гипотезой, хотя и весьма правдоподобной.

Так или иначе, но существовавшие на тот момент укрепления сгорели подчистую. Произошло это, скорее всего, зимой 1240 года, когда войска Бату-хана кинжалом пролетели по льду замерзших Днепра и Сожа, уничтожив множество белорусских городов: Гомель, Старые Горы, Кричев... Не миновала чаша сия и могилевский замок. Причем, судя по всему, погибли абсолютно все находившиеся в цитадели. Археологи нашли убитых с разрубленными черепами. Получается, не осталось ни одной живой души, кто мог бы по-христиански предать павших земле.

Замок, возродившись лишь к концу XIII века, становится административным центром поселения. А к XVI столетию приобретает важнейшее стратегическое значение.

В 1526-м цитадель после перестройки превращается в мощнейшую средневековую крепость. В годы Ливонской войны ее безуспешно пытался покорить Ермак Тимофеевич со своими казаками. Во время очередного штурма русским войскам в спину ударили части панцирной кавалерии Великого княжества Литовского. И хотя это был всего лишь небольшой отряд, казаки, испугавшись возможности столкновения с превосходящими силами противника, обратились в бегство. Многие утонули, переправляясь через Днепр. Те же, кто выбрался на берег, попали под огонь замковых пушек. Ермаку тогда повезло: вышел из переделки без малейшей царапины. Хотя, повернись судьба по-иному, неизвестно еще, кто бы покорял Сибирь.

За исключением каменной стены, соединявшей замок с городскими укреплениями, остальные постройки в цитадели были из дерева. Поэтому не удивительно, что крепость не единожды горела. В 1633 году огонь уничтожил фортецию подчистую. На полное восстановление стен и башен понадобилось более 20 лет.

А 8 сентября 1708 года по приказу Петра I Могилев был полностью сожжен. Вместе с городом сгорел и замок.
Шли годы, менялись методы ведения войн. К концу XVIII века надобность в существовании оборонительного сооружения такого типа исчезла. Крепость потихонечку разрушалась.

К началу XIX века о некогда грозной цитадели напоминали лишь крепостные валы. В 1829 году, когда Могилев начали приводить в порядок, часть замковой горы срыли, земляные укрепления нивелировали. На месте крепости появилась своего рода зеленая зона, не очень благоустроенная. Но в 80-е годы XIX столетия губернатор Дембовецкий заложил здесь парк, существующий и поныне...
Может показаться, будто о месте, где когда-то стоял Могилевский замок, известно чуть ли не все. На самом деле, вполне вероятно, что исследования археологов готовят нам еще массу открытий чудных. Историки пока лишь примерно определили место, где во времена, предшествовавшие монгольскому нападению, могла стоять христианская церковь. Не обнаружен подземный ход — не мифический, а упоминающийся в документах — ведший за пределы крепостных сооружений. Наконец, (может, говорю об этом несколько преждевременно), с помощью находок, сделанных в нынешнем парке им. М. Горького, ученые собираются установить реальный возраст города — с весьма высокой точностью.

Павел Минченко,
«СБ»

Товары и услуги в Могилеве

Instagram
Vkontakte
Twitter