Четверг, 08 ноября 2007 02:00

Это было под Могилевом

Время бессильно стереть в памяти поколений имена тех, кто героически сражался, отдал жизнь за честь, славу и независимость своей Родины, кто спас народы от фашистского порабощения. В своих воспоминаниях Маршал Клим Ворошилов писал: «Оглядываясь сквозь призму лет, можно сказать: если Брест является образцом беспримерного мужества горстки советских людей, их стойкости в борьбе против ударной группировки гитлеровской армии на пограничном рубеже нашей Родины, то на втором стратегическом рубеже — по реке Днепр — более обширным очагом такого же упорного сопротивления стал город Могилев. Без танков, без должного авиационного прикрытия, без долговременных оборонительных сооружений, в условиях окружения защитники Могилева выдержали массированный штурм танковых и мотомеханизированных соединений гитлеровцев… Многие защитники города на Днепре погибли на поле боя. Но никогда не будет забыт их вклад в победу над врагом».

И действительно, под стенами Могилева на водных рубежах были уничтожены отборные части гитлеровцев, защитники города сдерживали крупные силы фашистов.

Владимир Андреевич Семенов перед войной и в первые ее дни командовал 223-м стрелковым полком, который в составе 53-й стрелковой дивизии одним из первых принял на себя удары немецких войск под Могилевом. Его сын Евгений Владимирович, ныне отставной полковник, на основе записей отца, которые хранились в семье более 30 лет, написал очерк.


Бегут годы… Все дальше отдаляют они нас от событий 1941—1945 годов. Беларусь отметила 60-летие обороны Могилева — одной из ярких страниц войны, где в полной мере слилось трагическое и героическое. И это отразилось в судьбах людей.

Владимир Андреевич Семенов родился в бедной крестьянской семье. Первая мировая война застала его на службе в армии. С первых дней войны он на фронте. За храбрость награжден Георгиевским крестом и медалью. В 1917 году за агитационную деятельность в армии Семенов был арестован и военным трибуналом приговорен к смертной казни… Но остался жив. Приговор не успели привести в исполнение, грянула Октябрьская революция, и Владимира освободили. В этом же году его избирают депутатом комитета солдатских депутатов. В 1919 году Семенов добровольно вступает в ряды Красной Армии. Офицером Красной Армии воюет с интервентами, затем — борьба с бандитизмом в Белоруссии.

Военная служба забрасывала Семенова в различные гарнизоны страны. В 1941 году он оказался в городе Аткарске Саратовской области, где принял командование полком. 15 июня 1941 года Семенов ночью по тревоге был вызван в штаб дивизии.

— Товарищи командиры и политработники, — обратился к присутствующим комдив, — сегодня получен приказ 53-й стрелковой дивизии передислоцироваться в Белоруссию.

Утром 19 июня поезд шел уже по белорусской земле. Голубые озера, сплошные леса вдоль железнодорожного полотна отличались от приволжского пейзажа.

А на рассвете 22 июня лагерь проснулся от завывающего гула. Несколько десятков самолетов с черными крестами на крыльях пронеслись над лагерем в сторону Гомеля. Военные поняли — началась война…

Семенову было приказано немедленно на машинах прибыть 30 июня в Оршу. Печальная картина предстала перед воинами по прибытии к месту назначения. Орша ночью перенесла налет фашистских бомбардировщиков. Многие дома были разрушены. На тротуарах и мостовых валялись осколки стекла, обломки кирпичей… Двое суток Семенову пришлось совмещать две должности — командира полка и коменданта города. 3 июля Владимир Андреевич передал обязанности коменданта города Орша прибывшему полковнику, и в тот же день 223-му полку было приказано организовать оборону протяженностью 10 километров возле Шклова.

Ночью полк прибыл на новое место. После короткой передышки бойцы стали окапываться. На направлении наиболее вероятной встречи с противником был создан отряд заграждения, который выдвинулся от основных сил полка вперед и занял оборону по реке Друть… 6 июля со стороны Белыничей стали слышны взрывы снарядов. Семенов приказал подать машину. Надо было проверить готовность основной части полка к предстоящим боям. Машину Семенова останавливали то в одном, то в другом месте. К ней подходили командиры и бойцы. Люди говорили о том, что Сталин поставил перед нашими войсками, находящимися на Днепре, задачу остановить продвижение врага, уничтожить его технику и живую силу, а затем перейти в решающее наступление. Все были уверены, что гитлеровцы через Днепр не пройдут. Однако дальнейшие события, увы, опровергли поспешные выводы руководства и надежды народа на скорый отпор врагу…

Враг стремился любой ценой овладеть Могилевом, прорваться к Смоленску, а затем к Москве. Прорвана оборона Шклова, фашисты окружили части 63-го стрелкового корпуса, в составе которого был и 223-й стрелковый полк. Три недели Семенов с полком, выполняя приказы командира дивизии, ежедневно с боями, меняя дислокацию, проходили по 20—30 километров.

К 27 июля полк оказался в 35 километрах от Могилева в Чаусском районе. На рассвете комдив, собрав оставшийся в живых командный состав дивизии, сообщил, что дивизии предстоит попытаться вырваться из окружения.

Полк готовился к выполнению приказа. К этому времени в полку осталось в живых 6 офицеров, около 70 бойцов и конный взвод. В назначенное время полк снялся с занимаемой позиции. Без единого выстрела подошли к деревне Благовичи. По данным разведки, там находились немцы. В стороне от деревни слышалась стрельба. Видимо, вела бой другая военная часть, пытающаяся тоже выйти из окружения. Под прикрытием леса и шума от беспрерывной стрельбы Семенову с остатками полка удалось почти вплотную подойти к немецким позициям. По сигналу командира полк бросился в атаку. Внезапность сыграла решающую роль. Немцы начали отступать. Однако командиру не пришлось испытать радость победы. Сраженный вражеской пулей, он упал. От острой боли потерял сознание. Все погрузилось во тьму…

На опушке леса лежал одинокий и беспомощный человек.

Увидев, что командир полка упал, бойцы подползли к нему и, положив на плащ-палатку, вытащили в более безопасное место. Затем на носилках перенесли в блиндаж командира дивизии. Дивизионный врач осмотрел рану Семенова и сообщил комдиву:

— Ранение очень тяжелое. Разрывная пуля изуродовала весь правый бок. Долго не протянет…

— Отнесите раненого в безопасное место. Если по дороге умрет, то похороните. Документы заберите.

Приказ комдива был выполнен. Семенова оставили на опушке леса недалеко от болота. Рядом была только медсестра. Она набирала во флягу болотную воду, процеживала через марлю и поила раненого.

Прошли сутки. Линия фронта ушла за Могилев…

Немцы методично прочесывали леса и места прошедших боев, добивая раненых. На лужайку, где лежал Семенов, вышел фашист, увидел раненого и медсестру. Подошел.

— Капут? — спросил он у медсестры и нацелил автомат в Семенова.

Сестра заплакала, сняла с руки Семенова часы и подала немцу. Тот забрал часы и, подтолкнув медсестру прикладом, увел ее, не выстрелив в Семенова, видимо, решил, что раненый все равно умрет. Все это Семенов видел, но не мог даже пошевелиться, в нем еле теплилась жизнь… И только на другой день крестьяне деревни Приданцы обнаружили Семенова и на подводе отвезли в деревню, а затем сумели отправить раненого в первую городскую больницу Могилева…

Немцы часто посещали больницу. Искали коммунистов, командиров, евреев и жестоко расправлялись с ними. В декабре 1941 года в палату, где лежал Семенов, явился офицер-гестаповец с военнопленным красноармейцем. Обходя кровати, офицер указывал пальцем на каждого: «Этот?» Боец отвечал: «Нет». И когда подошли к кровати Семенова, взгляды бойца и Семенова встретились. Хотя у Семенова уже отросла борода, боец узнал своего командира, но твердо ответил: «Нет». Когда все улеглось, отец повернулся к стене и заплакал. Это были слезы благодарности солдату, который, рискуя жизнью, не выдал своего командира…

В начале 1942 года Семенова выписали из больницы. Ему удалось установить связь с партизанами и перейти в партизанский отряд, которым командовал Герой Советского Союза полковник Гришин. Участвуя в одной из операций, под Кричевом был снова ранен. И снова госпиталь…

Семья потеряла всякую надежду увидеть его живым. Третий год он числился погибшим. Лишь в марте 1944 года отец приехал домой. Счастью не было границ.

Чувство не до конца исполненного долга выводило Семенова из равновесия. Мысли о том, что он, кадровый военный, участник четырех войн, Георгиевский кавалер не будет бить фашистов, мстить за кровь и слезы народа, за полученную инвалидность, не давали ему покоя. А тут еще в октябре 1944 года госпитальная комиссия признала его негодным к воинской службе. Смириться с таким заключением воин не мог. После отправки писем в различные инстанции, вплоть до Сталина, его переаттестовали. На этот раз дали ограничение второй степени и право служить в Красной Армии. Уже в ноябре 1944 года Семенов вновь принимает полк и громит врага на его собственной территории.

На подступах к Берлину 18 апреля 1945 года Владимир Андреевич был третий раз тяжело ранен. День долгожданной Победы он встретил в госпитале.

Только в 1946 году после лечения Семенов приехал к своей семье в Бобруйск.

За героизм и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Семенов был награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, орденом Красной Звезды и многими медалями.

В Бобруйске и закончил свой жизненный путь Владимир Андреевич Семенов — человек, беззаветно любивший свою Родину, честно выполнивший свой гражданский долг перед обществом…

Евгений Семенов
«Советская Белоруссия», № 201 (21197)
19 июля 2001 года

Товары и услуги в Могилеве

Instagram
Vkontakte
Twitter