Пятница, 16 октября 2015 08:46

Военная столица России

100 лет назад в Могилеве разместилась Ставка Верховного главнокомандующего

Николай 2Подходил к концу первый год войны. К августу 1915 года русская армия, испытывавшая недостаток по всем видам вооружения и не поддержанная в должной мере союзными Францией и Великобританией, вынуждена была оставить Польшу, часть Прибалтики и Белоруссии. В это нелегкое время император Николай ІІ решил сместить с поста Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича и сам возглавил армию и флот.

В середине августа великий князь получил телеграмму от своего племянника: «До моего приезда прошу тебя распоряжаться всеми вопросами по-прежнему. Перерыва в этом деле не должно быть. Желаю, чтобы генерал Эверт вступил немедленно в командование Западным фронтом, а генерал Алексеев отбыл в Могилев для занятия должности начальника штаба. Назначением генерала Янушкевича на Кавказ согласен. Николай».

Почему же именно в Могилев из Баранович перемещалась Ставка и чем же обратил на себя внимание в общем-то средний губернский центр на Днепре? Читатель сразу же подумает о географическом положении города и будет прав. Могилев действительно занимал центральное положение относительно фронтов и акватории Балтийского и Черного морей и находился недалеко, но и не близко от стабилизировавшейся фронтовой линии. Но это был не единственный довод. И другие города имели выгодное географическое положение. Хулитель Могилева М. К. Лемке оставил любопытное воспоминание: «Прибыв в Петроград, я отправился, конечно, в Главный штаб узнать, где находится место моей новой службы — Ставка Верховного. Писарь при дежурном по приемной комнате офицере авторитетно и громогласно доложил мне, что Ставка в Смоленске, а на мое замечание, что мне надо более авторитетное указание, рекомендовал отправиться в военно-топографический отдел, где и спросить полковника Генерального штаба Жукова. Последний сказал, что мне надо ехать в Могилев губернский. Это же подтвердила жена Пустовойтенко. Замечу, что хотя Ставка никогда не была в Смоленске, но тогда весь Петроград называл именно его, и мало кто знал о Могилеве».

Однако днепровский губернский центр имел прямую железнодорожную связь со столицей, и если считать по линии железной дороги, то расстояние до Санкт-Петербурга насчитывало около 680 верст. Поезда прямого назначения (без пересадки) на Могилев отходили от Царскосельского вокзала, и скорый поезд с вагонами всех трех классов отправлялся в 23 часа и прибывал в Могилев в 17 часов следующего дня. Сама же железная дорога Одесса—Санкт-Петербург на северном и центральном участке проходила параллельно линии фронта.

Напомним, что Ставка — это не только военный, но еще и хозяйственно-бытовой организм. В губернском центре же имелась вся необходимая инфраструктура — электростанция, телефон, телеграф, достаточный жилищный фонд, современные на тот момент удобства и индустрия развлечений. Квартировавшийся в городе 159-й пехотный Гурийский полк в полном составе еще в 1914 г. ушел на фронт, и это снимало проблему размещения ставочного гарнизона.

21 августа 1915 года, когда Ставка официально разместилась в Могилеве, сюда прибыло 9 генералов, 36 офицеров, 12 военных чиновников и 125 солдат, всего вместе со вспомогательными службами около тысячи, но через считанные месяцы численность ставочного персонала увеличилась до полутора тысяч и неудержимо поползла вверх.

В губернском же центре никто из местного начальства до последнего момента и помыслить не мог, что Ставка переместится в Могилев. «Как-то в августе 1915 года в одно из воскресений, — вспоминал могилевский вице-губернатор князь В. А. Друцкой-Соколинский — во время нашего поспешного и, скажу, катастрофического отступления по всему фронту, полицмейстер приехал мне доложить (губернатор был в разъездах и я управлял губернией), что Комендант Ставки Верховного главнокомандующего генерал Саханский в сопровождении нескольких офицеров разъезжает по городу, осматривает здания и даже заходил в Губернское правление, окружной суд и казначейство. Вечером того же дня звонок городового на подъезде (я занимал тогда отдельную квартиру с отдельным ходом, на высоком берегу Днепра) известил о приезде посторонних, а через минуту мой человек доложил о генерале Саханском со свитой. После взаимных представлений генерал сообщил мне, что вопрос о переносе Ставки Верховного главнокомандующего из Баранович в Могилев в принципе решен, что все виденное им за день в городе очень его удовлетворило, но что для размещения Ставки и расселения ее чинов необходимо будет взять весь губернаторский дом, в котором поместится сам Великий Князь Николай Николаевич. Необходимы Губернское правление, Канцелярия губернатора и некоторые другие частные здания, а также, вероятно, и окружной суд. Наконец, надлежит подыскать около 100 комнат для расквартирования чинов Штаба. К этому генерал Саханский добавил, что он просит меня, не откладывая, и по возможности сегодня же составить план эвакуации намеченных зданий и учреждений, так как, вернувшись ночью в Барановичи, его доклад у Великого Князя состоится завтра утром, и в случае согласия последнего со всеми деталями мне в тот же день будет послана соответствующая телеграмма, с момента получения которой на очистку зданий дано будет не более 48 часов».

При этом не обошлось без курьезов, поэтому уместно привести еще одно воспоминание, на этот раз могилевского гимназиста А. А. Власова: «К концу лета 1915 года при большом отступлении наших войск стало известно, что Ставка Верховного главнокомандующего переходит из Баранович в Могилев. И понятно, что жители города были очень этим взволнованы. Но тогда еще никто не знал, что Великий Князь Николай Николаевич будет заменен на посту Верховного главнокомандующего самим Государем. И вот остряки передавали следующий воображаемый разговор «отцов города» в Могилевской городской управе. «Приедет Великий князь Главнокомандующий. Он никогда у нас не был. Надо его встретить триумфальной аркой. Но где же ее построить? И очень мало времени осталось. — Ну, тогда приветственный плакат на каком-нибудь хорошем здании при въезде в город. — Прекрасная мысль! Лучшее здание — тюрьма. На ней и будет плакат: «Добро пожаловать!»

Смех смехом, но действительно в Могилев полетела телеграмма об окончательном решении о переносе сюда Ставки, и целую ночь продолжалась эвакуация отведенных под месторасположение высшего вое-начальника зданий. В Могилев стали прибывать специальные команды для технического обеспечения Ставки, проводились телефонные линии, устанавливался прямой со столицей провод, монтировались телеграфные аппараты. В здании Губернского правления должна была разместиться оперативная часть генерального штаба и находиться квартиры начальника штаба, генерал-квартирмейстера и высших штабных офицеров. Под жилье ставочных служащих и представителей военных миссий союзных держав были реквизированы все городские гостиницы. Вскоре в губернский центр прибыл и сам российский император. Царь записал в своем дневнике:
«23-го августа. Воскресенье. Спал хорошо. Утро было дождливое: после полудня погода поправилась и стало совсем тепло. В 3.30 прибыл в свою Ставку, в одной версте от города Могилева. Николаша ждал меня. Поговорив с ним, принял генерала Алексеева и первый его доклад. Все обошлось хорошо! Выпив чаю, пошел осматривать окружающую местность. Поезд стоит в небольшом густом лесу. Обедали в 71/2. Затем еще погуляли, вечер был отличный». И далее: «24 августа. Понедельник. Проснулся около 9 часов. Утро было такое красивое в лесу. После чая поехал в Могилев в собор и оттуда в дом губернского правления, где помещался ген. Алексеев, штаб и управление ген.-квартирм. После доклада перешел в дом губернатора, где живет Николаша. Подписал ему рескрипт и приказ по армии о принятии мною верховного командования со вчерашнего числа. Господи, помоги и вразуми меня! Вернулся в Ставку перед самым завтраком. Днем сделал прогулку за Днепром по Гомельскому шоссе и погулял в хорошем лесу. К вечеру собрался дождь. Поиграл в кости».
27 августа Николай II решил переехать в Могилев для более удобного руководства Ставкой. Сама работа Ставки для ставочных генералов и офицеров не была обременительной. Служба начиналась в 10.00, в 13.30 следовал завтрак, а в 19.15 — обед, который подавался в гостинице «Бристоль». После ежедневного доклада генерала Алексеева император много гулял. Он объездил все окрестности Могилева и очень восхищался природой вокруг города. Тогда еще ничто не предвещало беды...

Борис Сидоренко, краевед.
«Могилевская правда»
20 августа 2015 года

Товары и услуги в Могилеве

Instagram
Vkontakte
Twitter