Четверг, 08 ноября 2007 07:29

Появится ли в Могилеве улица Дембовецкого?

В последнее время в Могилеве много говорят о восстановлении ратуши на Советской площади, об изменении названия самой площади на площадь Славы, о возвращении былых названий улицам в исторической части областного центра и об увековечивании имен лиц, оставивших заметный след в прошлом нашего края. Наверное, время для этого действительно наступило, в нынешней системе исторических координат многое поменялось, мы расстаемся с прежними мифами, а местная власть все больше начинает понимать: от проблемы восстановления городской топонимики никуда не уйти. Однако рассматривать эту проблему следует, на мой взгляд, не административно, а на основе детального культурно-исторического анализа, скрупулезно взвешивая все «за» и «против». Торопиться при этом не стоит, чтобы не наступить на прежние грабли…


Само собой разумеется, что топонимика города должна быть прочно связана с его историей и традициями. В современном Могилеве названия и улиц, и площадей представляют собой дикую смесь всех времен, которые трудно совместимы между собой. Попробуем объяснить, как это произошло.

В XIV—XVII веках город быстро рос от исторического центра (замка у впадения Дубровенки в Днепр) более-менее равномерно во все стороны. Первые акты Могилевского магистрата 1578—1580 годов сохранили древнейший пласт топонимики — улиц и частей города — Грабёж, Гривка, Дебря и названий семи холмов, на которых стоял Могилев «аки Рим» — «гор»: Могилы, Костерни, Спасской, Красной, Машековской, Ильинки, Гвоздовки. Сама улица могла получить название от имени самого старого поселянина (так возникли улицы Нефедовская, Курдепевская, Косковская) или социального слоя, ее населявшего (Боярская, Княжицкая), святого праздника (Кузьмы-Демьянская, Никольская, Покровская, Пречистенская). Наконец в разных частях города стали появляться церкви — Покровская, Успенская, Воскресенская, Троицкая, Никольская, по имени церкви называлось ближайшее кладбище и улица, ведущая к нему. Помимо всего прочего Могилев был связан сухопутными путями со всеми ближними и дальними городами, вдоль этих путей селились люди — так появились улицы Шкловская, Быховская, Виленская, Чаусская. За Дубровенкой располагалась Слобода (поселение, на какое-то время освобождавшееся от княжеских повинностей), а за Днепром — Луполово. Город продолжал расти, но принцип образования местных топонимов оставался прежним, хотя сейчас от этого первого слоя почти ничего не осталось.


Переименовывать улицы и площади в массовом порядке в Moгилеве начали во второй половине XIX века. Губернский статус города позволял равняться на столицу Санкт-Петербург и его топонимику.

Днепровский проспект
Днепровский проспект. Фото нач. ХХ в.
Так в Могилеве появились Днепровский проспект, улицы Большая и Малая Садовые, Офицерская, Лазерная, Новочерниговская, Зеленая… Топонимические изменения коснулись лишь центральной части города, к тому же отметим любопытный факт — ни одна из вновь названных улиц не стала патронимом. В губернском центре мог быть Муравьевский сквер или сад Дембовецкого, реальное училище могло быть названо Александровским, планировалось возведение памятников губернатору Муравьеву и императору Александру II, но назвать в честь этих лиц улицу или площадь в голову не приходило никому.

Подобной проблемы перед большевиками не стояло, и вскоре после 1917 года весь исторический центр Могилева «украсили» новые названия: главные улицы получили имена Первомайская, Ленинская, Пионерская, примыкающие к ним — имена вождей международного коммунистического движения, а окраинные — собственных революционеров-героев. Хорошо еще, что не реализовали чью-то засевшую в голову в 20-е годы XX века идею — переименовать Могилев в Ленинск! После войны в названиях уже увековечивались партизаны и подпольщики, командиры частей и соединений, оборонявших и освобождавших город.

В подавляющем большинстве советская топонимика никаких исторических и культурных корней в Могилеве не имела, а обыватель зачастую ровным счетом ничего не знал о деятеле, чьим именем была названа улица. Да и вычеркнуть из памяти былые названия оказалось не так-то просто. Для коренных могилевчан и сейчас улица Лазаренко осталась Виленской, труднопроизносимая Карла Либкнехта1 — Пожарным переулком, остановка ул. Челюскинцев — Брамой, уцелели в нашем сознании Луполово и Машековка. И сколько бы водитель троллейбуса ни напоминал в микрофон: «Могилевский рынок», народ все равно едет на Быховский базар!


Большая Садовая
Улица Большая Садовая. Фото нач. ХХ в.
Историческим и культурным традициям города современная могилевская топонимика никак не соответствует, и хорошо, что власть это осознает, создав в областном центре топонимическую комиссию. Увы, деятельность этой комиссии не всегда выглядит квалифицированной. Историческое название второй улицы Могилева все же не «Вялiкая Садовая», а «Большая Садовая», во всем мире топонимы не переводятся на другой язык, и никто и никогда не назовет Крещатик Перекрестком.

Название же старейшей в Могилеве площади — Советская (бывшая Торговая и Губернаторская), будет ли оно сохранено или переименовано в площадь Славы — также нуждается в коррекции. Первый Могилевский Совет и его исполком оставили о себе недобрую память. Мало того, что их никто не избирал и они сами себя назначили, но накануне немецкого наступления в 1918 году советские работники бежали, прихватив с собой все городские финансы, и бросили Могилев на произвол судьбы без средств к существованию. Старая площадь — единственное место в Беларуси, которое видело почти всех российских царей и императоров — от Алексея Михайловича до Николая II, здесь размещался весь управленческий слой Могилевской губернии, городская дума и городская управа, в годы Первой мировой войны на площади размещался генералитет, возглавивший затем «белое движение». Так какой же и чьей Славе будет посвящено имя этой площади?!

Но есть имена и события, которые, убежден, стоило бы увековечить. Имя могилевского губернатора А.С. Дембовецкого, более 20 лет возглавлявшего губернию, известно многим. Из всех могилевских администраторов (по отношению к своему времени, конечно) больше Дембовецкого для города и края никто не сделал. Почему бы не увековечить его имя памятником в старой части Могилева? Поставили же памятник Н.П. Румянцеву в Гомеле.

А коллеги А.С. Дембовецкого по «Опыту описания Могилевской губернии»? А Н.Г. Гортынский, а М.Д. Скобелев, а солдаты и офицеры 16-й дивизии, долгое время квартировавшей в Луполово и сыгравшей главную роль в ключевых сражениях Балканской войны 1877—78 годов? А последний российский император и его семья?.. Продолжать можно бесконечно. Разве не заслуживает памяти имя И.И. Филипповича, открывшего «Могилевскую хронику», с которым городские власти в 60—70-е годы прошлого века поступили непорядочно? Почему в городе существует Аллея Героев, но нет аллеи исторических лиц, прославивших Могилев в далеком прошлом?

В конце концов, все станет на свои места, и автор этих строк уверен, что рано или поздно городу вернут исторические названия его улиц и площадей. Улицы Лысенко и Вавилова не будут пересекаться, а центральная городская магистраль вместо безликой Первомайской вновь станет Днепровским проспектом.

Борис Сидоренко, краевед
«Могилевская правда», № 76—78/17057—17059
24 августа 2007 года

Примечания:

  1. В июле 2007 года улице Карла Либкнехта возвращено историческое название «Пожарный переулок».

Товары и услуги в Могилеве

Instagram
Vkontakte
Twitter