Понедельник, 10 ноября 2008 07:43

Правда о Днепровском рубеже

Десять лет потратил могилевский историк-поисковик на то, чтобы воссоздать полную картину событий, происходивших на Днепровском рубеже в июле — августе 41-го.

О первых неделях и месяцах Великой Отечественной известно далеко не все. Помнится, в школьных учебниках и книгах о войне, изданных в начале 60-х годов, все больше писали об успехах нашей армии, о победном 45-м. Трагические события 41-го года в Налибокской пуще, под Могилевом, Вязьмой, Ржевом, Харьковом, во множестве других мест как бы вычеркивали из официальной истории. Рассказать суровую правду о первых месяцах войны и воздать должное тем, кто незаслуженно забыт, и решил могилевский поисковик, руководитель историко-патриотического клуба «Виккру» Николай Борисенко.

Целых десять лет колесил он со своими ребятами по местам боев, вдоль и поперек исследовали они всю линию обороны вокруг города и все «боевые районы» по Днепру, изучили на местности многие оборонительные сооружения. В ходе экспедиций были найдены десятки неизвестных ранее воинских захоронений защитников Могилева и Днепровского рубежа, подняты и торжественно перезахоронены останки 210 бойцов и командиров Красной Армии, установлены имена 20 из них. По архивным материалам удалось выявить имена около 4 тысяч воинов, считавшихся пропавшими без вести и навсегда оставшихся на белорусской земле. Собранные Николаем Борисенко материалы поистине уникальны, процентов 80 из тех документов, что ему удалось найти и восстановить, до сих пор нигде не публиковались. Благодаря этим документам, воспоминаниям очевидцев тех далеких событий — ветеранов Великой Отечественной и жителей пригородных населенных пунктов Могилевщины — удалось развеять многие мифы и легенды, которыми были окутаны события тех далеких лет.

Дивизия пропавших без вести

Так уж сложилось, что в общественном сознании укоренилось неправильное мнение, что в 1941 году Могилев защищала только одна кадровая 172-я стрелковая дивизия, бойцы народного ополчения и подразделения НКВД-НКГБ. В результате кропотливой работы Борисенко выяснил: неподалеку от Могилева в начале Великой Отечественной сражались бойцы 110-й стрелковой дивизии. Той, которую называют дивизией пропавших без вести, поскольку в июле 41-го года она буквально «растворилась» под Могилевом в тени 172-й стрелковой дивизии генерал-майора Романова, о героизме бойцов и командиров которой наслышаны многие. А ведь во многом именно благодаря 110-й стрелковой дивизии, состоявшей из стрелковых и двух артиллерийских полков и насчитывавшей до 12 тысяч человек, 172-й удалось удерживать город в течение столь продолжительного времени.

Борисенко разыскал редкие воспоминания бойцов и командиров 110-й. С болью и горечью рассказывали они о том, что частей их дивизии как будто бы и не было в 1941 году под Могилевом (об их соединении нет ни экспозиции в областном краеведческом музее, ни даже уголка хотя бы в одном из школьных музеев города и района).

Несомненный интерес представляют и неизвестные ранее воспоминания рядовых солдат о первых днях боев под Могилевом.

«Эшелон направлялся на Могилев, где уже находились прибывшие части нашей 110-й стрелковой дивизии, — писал ветеран дивизии Д.И. Гордеев. — Остановились мы на станции Чаусы, и здесь впервые нас бомбили. Жертв было немного. Когда самолеты улетели, мы стали разгружаться. В нашем батальоне было три пушки 45-мм на лошадиной тяге. После сбора мы пешим строем по шоссе пошли на Могилев. Здесь я был назначен связным командира батальона. Впереди шли бойцы пулеметной роты и пели песни. Прошли не более 4—5 км, когда из леса вышли немецкие танки и открыли огонь по колонне. Вот здесь-то и полегло нашего брата. Выполняя приказ комбата, я кинулся назад к батарее, чтобы передать приказ открыть ответный огонь. Но одной пушки с прислугой уже не было, а командиры второй и третьей меня обругали, повернули лошадей назад и уехали. Вернувшись, я никого не нашел, кроме убитых. Я возвратился в Чаусы, где нашел группу бойцов и лейтенанта, который повел нас в сторону Кричева. Утром около железной дороги нам встретился майор и приказал занять оборону. Но потом оказалось, что мы в окружении, и майор сказал нам: «Спасайтесь, кто как может, за мной не ходить...» Конечно, к этим воспоминаниям можно относиться с определенной долей критичности, но они характеризуют первые дни войны.

Интересный случай произошел на участке обороны 394-го стрелкового полка 110-й дивизии на западном берегу Днепра. 24 июля в результате скоротечного боя были захвачены три немецкие машины и штабной офицер. При нем оказалась топографическая карта, из которой защитники города узнали, что немцы 16 июля захватили Смоленск и подошли к Вязьме и Ельне. В захваченных машинах находились наградные знаки, знамена, другие подарки, предназначенные для солдат и офицеров вермахта, которые должны были взять Москву! Захват этих машин послужил одной из причин последнего, наиболее мощного наступления немцев на город 25 июля. Кстати, местонахождение большинства этих наград до сих пор неизвестно. Не исключено, что они до сих пор остаются закопанными в земле где-то в черте Могилева или в одном из его пригородов.

Тайны 20-го мехкорпуса

На протяжении всех этих десяти лет могилевские поисковики по крупицам собирали сведения и о 20-м механизированном корпусе, пытаясь доказать, что он участвовал в защите Могилева. Сведения они в основном черпали из рассказов ветеранов — участников тех событий. Но поскольку эти рассказы ничем не подтверждались (сведений о том, что 20-й мехкорпус, входивший в состав 13-й армии, принимал активное участие в обороне Могилевщины, не нашлось даже в центральном архиве министерства обороны Российской Федерации), большинство историков и исследователей обороны Могилевщины либо просто не принимали их во внимание, либо категорически отрицали участие в обороне частей 20-го корпуса. Тем не менее мехкорпус действительно оборонял Могилев. Это подтвердила сенсационная находка, которую в прошлом году во время экспедиции в лесу у деревни Самулки Чаусского района обнаружили поисковики клуба «Виккру». В металлических сейфах были найдены штабные документы 20-го механизированного корпуса, «захороненные» здесь в июле 1941 года попавшими в окружение воинами. В них — аттестационные листы, так называемые списки безвозвратных потерь корпуса, оргштатные книги, приказы, донесения, ведомости за период с апреля по июль 1941 года. После долгой и кропотливой работы поисковикам стало известно, что в состав 20-го корпуса в начале войны входили 38-я и 26-я танковые и 210-я моторная дивизии и что одна только 26-я насчитывала до 12 тысяч человек. Узнали поисковики и о том, что корпус, которому также подчинялись 534-й отдельный батальон связи, 83-й мотоинженерный батальон и 24-й мотоциклетный полк, в начале войны направили на участок между Минским и Слуцким укрепрайонами южнее Дзержинска. Его задача состояла в том, чтобы не допустить противника в направлении Столбцы — Минск. После боев под Минском оставшийся без танков корпус, а точнее, его части, отходил через Березину, Могилев, Днепр и принимал активное участие в ожесточенных боях, в том числе и в районе деревень Самулки, Темнолесье, Мошок, Благовичи Чаусского района. В тех боях попала в плен большая часть бойцов и командиров, прорывавшихся из окружения. Мелкими группами к линии фронта вышли только части из соединений 20-го механизированного и 61-го стрелкового корпусов. Всего около тысячи человек. А в окружение тогда попали около 9 тысяч...

Благодаря активной работе могилевских поисковиков, найденным ими документам приоткрыта еще одна доселе неизвестная страничка в обороне Могилева. На днях Могилевская областная типография имени Спиридона Соболя издала книгу «Днепровский рубеж: трагическое лето 1941-го», автором которой является Николай Борисенко. В этом действительно уникальном издании и опубликованы ценные сведения, воспоминания, документы и фотографии, обнаруженные могилевскими поисковиками в ходе своих экспедиций. Тираж книги (спонсором выступил Могилевский облисполком) — тысяча экземпляров. Часть из них уже передана в областную и городскую библиотеки, еще часть отдадут в вузы и другие учебные заведения Могилевщины, а несколько экземпляров Николай Борисенко планирует отвезти в Минск, в Национальную библиотеку. Чтобы по-настоящему ценить Победу, надо знать правду о войне.

Ольга Кисляк
«Советская Белоруссия»,
26 мая 2005 г.

Товары и услуги в Могилеве

Instagram
Vkontakte
Twitter