Пятница, 09 июля 2010 09:07

«Героический Могилев» (из воспоминаний А.И. Еременко)

Еременко Андрей ИвановичЕременко Андрей Иванович (1892–1970 гг.), советский военный и государственный деятель, Маршал Советского Союза.

Родился 14 октября 1892 г. в селе Марковка Луганской области. Член КПСС с 1918 г. На военной службе с 1913 г., участник Первой мировой войны. В 1917 г. член полкового комитета, в 1918 г. создал партизанский отряд, влившийся затем в Советскую Армию. Участник Гражданской войны. В 1923 г. окончил Высшую кавалерийскую школу, в 1925 г. — КУКС, в 1935 г. — Военную академию им. М.В. Фрунзе. С 1938 г. командовал кавалерийским корпусом, с 1940 г. — механизированным корпусом, армией.

В Великую Отечественную войну был заместителем командующего Западным, командующим Брянским фронтами, 4-й ударной армией, Юго-Восточным, Сталинградским, Южным, Калининградским, 1-м Прибалтийским фронтами, Отдельной Приморской армией, 2-м и 3-м Прибалтийским, 4-м Украинским фронтами. Участвовал в битве под Москвой, Сталинградской битве, в боях при освобождении Крыма, Прибалтики, Чехословакии. За умелое руководство войсками и проявленное мужество 29 июля 1944 г. генералу армии А.И. Еременко присвоено звание Героя Советского Союза. После войны командовал войсками ряда военных округов. С 1955 г. Маршал Советского Союза. С 1958 г. в Группе генеральной инспекции МО СССР. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1956—1970 гг. Депутат Верховного Совета СССР 2-8-го созывов. Герой ЧССР. Награжден 5 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 4 орденами Красного Знамени, 3 орденами Суворова 1 степени, орденом Кутузова 1 степени, медалями, Почетным оружием, иностранными орденами. Умер — 19 ноября 1970 г. Похоронен на Красной площади у Кремлевской стены в Москве.


* * *

Наряду с легендарной обороной Бреста и Лиепаи в историю первых месяцев Великой Отечественной войны золотыми буквами вписана и героическая оборона Могилева частями 61-го стрелкового корпуса генерал-майора Ф.А. Бакунина и в первую очередь 172-й стрелковой дивизией генерал-майора М.Т. Романова.

3 июля 1941 года передовые отряды гитлеровцев вышли на дальние подступы к Могилеву. Разведотряды дивизий 61-го стрелкового корпуса завязали с ними бои, положив тем самым начало 23-дневной обороны города.

Бои за Могилев являются составной частью Смоленского сражения, имевшего оперативно-стратегическое значение. Это сражение развернулось на громадной территории, ограниченной на севере линией — Идрица, Великие Луки, на юге — Бобруйск, Рогачев, на востоке — Велиж, Духовщина, Ярцево, Ельня, Рославль, на западе — рекой Березина. Оно было едва ли не кульминационным пунктом начального периода Великой Отечественной войны.

Оборона Могилева в Смоленском сражении занимает особое место, она сыграла выдающуюся роль, так как сразу же, в начале войны, показала величие духа нашего народа.

Значение обороны Могилева состоит также и в том, что она оказалась таким препятствием на пути потока гитлеровских полчищ, которое разорвало и нарушило их оперативное построение, затормозило движение правого крыла группы армий «Центр», нацеленной с самого начала войны на Москву.

Могилев — важный оперативно-стратегический пункт и крупный узел дорог и линий связи. Поэтому продолжительное удержание его в наших руках тормозило продвижение и снабжение фашистских армий, срывало их планы по управлению войсками.

Вот почему гитлеровское командование к двадцатым числам июля бросило дополнительно три дивизии с задачей — покончить с могилевским гарнизоном.

Однако и тогда защитники Могилева продолжали сопротивление с вдесятеро превосходящими силами врага.

Лишь когда 172-я дивизия исчерпала боеприпасы, когда только ранеными из строя выбыло более 4 тысяч бойцов, воины дивизии по приказу командования прорвали кольцо окружения и оставили город.

Они совершили, казалось бы, невозможное — прорвались сквозь железное кольцо врага, одни соединились с частями Красной Армии, другие примкнули к партизанскому движению, третьи пали смертью героев, свято выполнив свой долг перед отечеством.

Оборону Могилева можно разделить на три этапа.

Первый этап продолжался с 3 по 9 июля 1941 года, когда отходившие части 13-й армии, а также корпусов, занявших оборону на днепровском рубеже, разведывательные и передовые отряды вели напряженные бои на дальних и ближних подступах к городу. Соединения, получившие задачу оборонять днепровский рубеж, выслали разведывательные группы и отряды с задачей собрать необходимые данные о противнике. Вслед за разведгруппами выдвигались передовые отряды в составе усиленного батальона, каждый с задачей разведки боем. Эти отряды на выгодных рубежах в 20—25 км впереди основной линии обороны встречали противника, дерзкими ударами заставляли его развернуться в боевой порядок и тем самым замедляли продвижение гитлеровцев, выигрывали драгоценное время, необходимое для создания оборонительного рубежа по Днепру и сосредоточения войск, подтягивавшихся из тыла.

С 9 по 16 июля упорные оборонительные бои шли уже в предполье, на основной полосе обороны перед Могилевом, и предпринимались многочисленные контратаки с целью ликвидировать плацдармы, захваченные противником на восточном берегу Днепра на обоих флангах корпуса. Важнейшим результатом боев этого, второго, этапа было изматывание и перемалывание живой силы врага и его техники.

Третий этап продолжался с 16 по 27 июля, когда войска, героически оборонявшие Могилев, оказались в полном окружении. Соединения корпуса были окружены и расчленены врагом. 172-я стрелковая дивизия и один полк 110-й стрелковой дивизии оказались отрезанными от остальных сил корпуса.

На этом этапе с особой силой проявились самоотверженность и героизм защитников днепровского рубежа, сражавшихся с врагом, который обладал по меньшей мере пятикратным превосходством. К этому же этапу относятся и попытки вырваться из кольца. Несмотря на громадные жертвы, сражение в замкнутом кольце оказало немалую услугу нашим основным войскам, ибо части непокоренного могилевского гарнизона приковали к себе целый армейский корпус врага, что нарушило на определенный срок взаимодействие механизированных и общевойсковых соединений вермахта, сбило их наступательный порыв на главном направлении.

Вокруг Могилева протяженностью 25 км был создан оборонительный обвод с более или менее широкой полосой предполья. Оборона была, таким образом, круговой и имела целью не дать врагу ворваться в город ни с ходу ударом в лоб, ни обходным маневром с флангов или тыла.

Планом обороны города и построением боевых порядков полков предусматривалось прежде всего отражение танков врага на наиболее вероятных направлениях ударов, а также тесное взаимодействие и прямая взаимопомощь как между стрелковыми частями дивизии, так и между ними и артиллерией. Тщательно был разработан план прикрытия с воздуха важнейших объектов и боевых порядков частей.

Осуществление запланированных мероприятий было связано с громадным напряжением сил всего личного состава, ибо действовать приходилось против превосходящих сил противника при полном отсутствии танков и фактически обходясь полковой и дивизионной артиллерией, так как дивизии был придан лишь 601-й корпусной артиллерийский полк. Положение усугублялось тем, что левый фланг был прикрыт крайне слабо, а авиация противника господствовала в воздухе.

Части 172-й дивизии заняли оборону по рубежу Днепра. На западном берегу, в районе деревень Затишье — Тишовка — 514-й стрелковый полк под командованием подполковника С.А. Бонича. Его поддерживал 493-й гаубичный артиллерийский полк. В районе деревень Тишовка — Буйничи — 388-й полк под командованием полковника С.Ф. Кутепова с 340-м легким артиллерийским полком. По восточному берегу Днепра во втором эшелоне занял оборону 747-й полк под командованием подполковника А.В. Щеглова, поддерживаемый 601-м гаубичным корпусным артиллерийским полком. 341-й отдельный зенитный дивизион прикрывал аэродром и мост через Днепр.

Генерал-майор Романов в соответствии с указаниями командира 61-го корпуса уточнил задачи, организовал взаимодействие между частями, систему огня и снабжение всеми видами боевого обеспечения.

Для разведки линии обороны командир дивизии выделил стрелковый батальон 514-го полка под командованием старшего лейтенанта А.П. Волчка. Такую же задачу имел и отдельный разведывательный батальон под командованием капитана М.В. Метельского. Они начали действовать 3 июля.

4—5 июля наши передовые отряды вступили в бой с разведывательными частями противника 24-го и 46-го танковых корпусов танковой группы Гудериана, форсировавших реку Березину и занявших города Борисов и Бобруйск.

Батальон Волчка уничтожил несколько гитлеровских танков возле Белынич, за рекой Друть. Воины использовали на полную силу не только противотанковые орудия, которые были у них, но и связки гранат и бутылки с горючей жидкостью. Об опыте отважного батальона была выпущена листовка «Жги немецкие танки». В ней писалось о дерзких и умелых действиях бойцов, вступивших в единоборство с танками. Этот опыт широко изучался во всех подразделениях. В полках зародилась идея создания команд истребителей танков. На добровольных началах они были созданы в каждом полку. В эти команды вступали также бойцы народного ополчения, хорошо знающие местность. Истребители нападали на пункты сосредоточения гитлеровских танковых войск и наносили им большой урон, особенно успешными их действия были ночью.

5-8 июля бои стали еще ожесточеннее. Противник оттеснил наше боевое прикрытие и вышел на ближние подступы к городу. Четыре дня фашистские танки с мотопехотой непрерывно атаковали позиции 388-го полка.

Несколько раз вражеские танки прорывались через передний край обороны полка (был даже такой случай, когда танки противника вышли к командному пункту), но каждый раз атака противника захлебывалась, танки уничтожались или отбрасывались назад. Воины полка нанесли большие потери врагу и удержали свои позиции. Попытки танковых частей гитлеровцев с ходу захватить Могилев были сорваны.

Затем наступило временное затишье. Поскольку гитлеровцам не удалось лобовой атакой сломить оборону, они начали искать слабые места на соседних участках.

После продолжительной бомбардировки и обстрела из дальнобойных орудий и налетов авиации гитлеровцы 11 июля снова начали сильное наступление на всем фронте дивизии. Три дня шли непрерывные бок. Глубина нашей обороны была примерно до 25 км. Враг вклинился местами километров на 16. Однако, используя резервы, умело маневрируя силами, генерал Романов организовал ряд контратак, в итоге которых враг был отброшен и линия обороны выровнена.

11 июля гитлеровцы форсировали Днепр южнее Быхова, стали расширять плацдарм в районе деревни Сидоровичи. Особенно ответственная задача легла на 747-й полк. Гитлеровское командование решило отрезать части, находившиеся в самом Могилеве, от частей, оборонявшихся на станции Луполово. 747-й полк встретил наступление танковых войск на шоссе Орша — Гомель восточнее Днепра.

На участке 388-го стрелкового полка в эти дни обстановка также крайне обострилась. В районе деревни Буйничи противник ежедневно по нескольку раз яростно атаковал позиции оборонявшегося здесь батальона капитана Абрамова. Батальон был почти полностью уничтожен, пал смертью храбрых и его командир.

С 17 июля бои развернулись в глубине обороны. Здесь враг был остановлен и не смог прорваться к городу. 747-й полк во главе с командиром А.В. Щегловым, начальником штаба Г.И. Златоустовским, секретарем партбюро С.П. Монаховым проявил исключительное упорство и подлинный героизм.

Положение дивизии все более осложнялось. Особенно больным вопросом стало боепитание. Потерпев неудачу при попытке захватить Могилев с ходу и понеся большие потери, части 24-го и 46-го танковых корпусов Гудериана, обойдя город с двух сторон, соединились в Чаусах. Наши войска в районе Могилева оказались в полном окружении, отрезанными от баз снабжения, но продолжали ожесточенные, неравные бои 15 19 июля. В это время враг ворвался уже в Смоленск.

Характерно, что противник после неудачных танковых атак применил иную тактику и стал наступать пехотой, усиленной танками. Под прикрытием двух-трех танков небольшие группы автоматчиков по ночам стремились просочиться в нашу оборону и автоматным огнем создать панику в наших рядах.

Когда противник отрезал базы снабжения, войдя в Чаусы, в частях стал все сильнее ощущаться недостаток боеприпасов и продуктов. По распоряжению командования Западного фронта наша авиация сбрасывала с самолетов необходимые грузы.

В ходе длительных жестоких боев на подступах к Могилеву защитники города — воины 172-й стрелковой дивизии, 394-го стрелкового полка 110-й стрелковой дивизии и бойцы отрядов народного ополчения — нанесли врагу большой урон. К 25 июля материальные возможности обороны Могилева были полностью исчерпаны, хотя моральный дух в значительно поредевших рядах доблестных защитников города по-прежнему оставался высоким. Несмотря на огромные потери, те, кто остался в строю, были преисполнены мужества и готовности продолжать неравную борьбу. Однако командир дивизии понял, что в ходе сражения наступил такой момент, когда дальнейшая оборона днепровского рубежа на ограниченном участке не могла уже более иметь оперативного значения. Попытка оставаться далее на занимаемых позициях угрожала истреблением подчиненных ему войск.

Боеприпасы и продовольствие были израсходованы, пополнить их не было никакой возможности. Линия фронта откатилась далеко на восток.

Командир дивизии М.Т. Романов, посоветовавшись с командирами полков, отдал приказ с наступлением темноты в ночь на 26 июля нанести удар по врагу и вырваться из окружения. Но силы были слишком неравными, большинство при прорыве погибло, остальные вынуждены были пробираться лесами на восток. М.Т. Романов был тяжело ранен. Погибли командиры 388-го стрелкового полка полковник С.Ф. Кутепов, 340-го легкоартиллерийского полка полковник И.С. Мазалов и многие, многие другие.

Оборона Могилева, которая до последнего времени представлялась историкам лишь как один из многочисленных эпизодов героизма наших войск, причем и на эту сторону не всегда обращалось должное внимание, является одной из ярких страниц в истории Великой Отечественной войны. Она показала, как могли бы развернуться события на фронтах войны в начальный период, если бы нам удалось своевременно создать полевую оборону на таком важном рубеже, как Днепр, занять его войсками, насытить артиллерией, разработать систему огня и контрмероприятий против танковых клиньев вермахта. В этом случае Гудериан и его сосед на севере Гот не смогли бы осуществить свой авантюристический замысел — выйти на дальние подступы к Москве. Ударная сила этих танковых группировок была бы истощена в попытках преодолеть, наши оборонительные рубежи.

Успех врага при форсировании Днепра севернее и южнее Могилева объясняется тем, что наша оборона имела много слабых мест. Оборонительные работы не были завершены, а войска в ряде случаев прибывали тогда, когда враг уже достиг этого рубежа. Гитлеровское командование создавало ударные группировки на выгодных направлениях и, несмотря на героическое сопротивление наших войск, имея многократное превосходство в силах, особенно в танках, и полное превосходство воздухе, прорвало нашу оборону.

Важным достоинством организации нашей обороны в районе Могилева было то, что она сразу же создавалась в расчете на возможный обход противника. Тыловой рубеж 172-й дивизии был столь же прочен, как и ее передний край.

Имела ли, однако, смысл длительная оборона города после того, как войска оказались в полном окружении? Не целесообразней ли было вывести их? Имела! Защитники Могилева убедительно показали, что можно при хорошей организации обороны сравнительно малочисленными силами сдерживать напор во много раз превосходящих сил противника и нанести ему большой урон. Могилевский очаг обороны содействовал задержке сначала танковых, а затем и пехотных соединений гитлеровцев и затруднил им взаимодействие.

Длительная оборона могилевского и других рубежей не позволила гитлеровцам произвести фактическую оккупацию занятой ими территории, что дало возможность большому количеству наших войск в составе соединений, частей, подразделений мелкими группами и в одиночку выйти из окружения, соединиться со своими частями. Она содействовала также широкому развитию партизанского движения в Белоруссии и укрепила массовое движение сопротивления оккупантам в городах и селах республики.

Удерживая Могилев, советские войска нарушили систему снабжения гитлеровских войск. Могилев был необходим врагу, как перевалочный пункт для следовавших с запада людских резервов и воинских грузов, поэтому гитлеровское командование перебросило сюда в 20-х числах июля крупные силы — три дивизии на подавление сопротивления одной, лишенной всякой связи с тылами, обескровленной советской дивизии.

Вместе со всем этим героическая 23-дневная оборона Могилева явила собой пример доблести и самоотверженности советских воинов и гражданского населения, их неразрывного единства. Подвиг могилевчан был неоднократно повторен в дальнейшем, он явился прообразом героической обороны Сталинграда, где подвиг защитников белорусского города был повторен в ином, гораздо более крупном масштабе и с иным исходом, ибо к этому времени коренным образом изменилась обстановка на фронте и во всей нашей стране.

И сейчас, когда прошли десятилетия с того времени, как прогремел последний выстрел на берегах Днепра, невозможно без волнения перелистывать страницы воспоминаний участников могилевской эпопеи.

Советский народ низко склоняет голову перед этими легендарными героями, без страха и упрека глядевшими в глаза смерти и думавшими о светлом будущем своего народа. В веках не померкнет слава доблестных защитников Могилева.

«Солдатами были все». — Мн.: «Беларусь», 1972.

Товары и услуги в Могилеве

Instagram
Vkontakte
Twitter