Пятница, 25 марта 2011 08:10

Через терни к звездам... медицины

Могилевский медицинский колледж не только готовит медицинские кадры среднего звена, но и бережно сохраняет память о том, как в Приднепровье происходило становление доступной медпомощи. О том, какие люди положили свои жизни на алтарь служения врачебному делу.


Память о традициях

Мы рассказываем своим учащимся о том, что в конце 18–19 веков на белорусских землях главными «докторами» крестьян были печка, баня и деревенские знахарки, лечившие целебными травами и заговорами. Часто селянки рожали в поле, самостоятельно перегрызая пуповину. Везло тем роженицам, кому помогали опытные женщины-повитухи.

О необходимости специального обучения «повивальных бабок» на официальном уровне заговорили после Русско-турецкой войны. Из нескольких десятков губерний империи выбор пал на Могилев: в январе 1865 г. в нашем городе открылась повивальная школа и функционировал родильный институт на 25 коек.

Когда Могилевская повивальная школа завоевала авторитет, в городе на Днепре учредили в 1875 г. Центральную фельдшерскую школу, где готовили подлекарей (фельдшеров) высшей квалификации для Витебской, Минской, Могилевской губерний.


Барышни в университетах

Варвара Кашеварова-РудневаКаждому нашему учащемуся знакомо имя землячки Варвары Кашеваровой-Рудневой, родившейся в 1844 г. в местечке Чаусы Могилевской губернии. Сироты-батрачки, сумевшей благодаря способностям и характеру стать в истории первой белоруской — доктором медицинских наук.

Дело в том, что до 1861 г. ни одна женщина в Российской империи не пыталась добиться официального разрешения на поступление в университет с правом получения впоследствии ученой степени. Университетский устав 1835 г. не предусматривал посещения лекций барышнями. Но с развитием российской государственности и с формированием госсистемы здравоохранения женский труд по уходу за больными стал востребован.

В начале 60-х годов 19 столетия в аудиториях Петербургского и других университетов появились девушки. Хотя университетские советы продолжали спорить: можно ли их допускать к слушанию лекций и какими правами, в случае прохождения испытаний, должны пользоваться. Те, кто имел средства, уезжали учиться в Швейцарию, где дам беспрепятственно принимали в университет.

О каких средствах могла идти речь в отношении будущего светила — Кашеваровой-Рудневой? Если Варвара Нафанова родилась крепостной...


«Портрет незнакомки»

Картина под таким названием вышла «из-под кисти» Крамского. В 1965 г. «Медицинская газета» рассказала о судьбе женщины, портрет которой нарисовал ученик Крамского — Михаил Щербатов. Долгие годы оставалось тайной, кто изображен на полотне XIX века, хранившемся в музее небольшого городка Острогожска. Ответ был найден благодаря совместному поиску искусствоведов, историков и медиков. Оказалось, что на картине запечатлен образ нашей землячки Варвары Кашеваровой-Рудневой. Художник писал портрет в Париже, в перерывах между лекциями светила медицинской науки.

Будущий профессор из Чаус своих родителей не помнила. В чужой семье выполняла самую черную работу по дому, нянчила малышей.

В 12 лет Варвара оставалась безграмотной, но в уме научилась решать задачи хозяйских детей. Потом, устав от избиений, сбежала от хозяев и добралась до Царского Села, где заболела тифом и попала в госпиталь. Варя самостоятельно научилась читать. Как-то ей в руки попали лекции знаменитого хирурга Пирогова, в которых говорилось о необходимости женского медицинского образования. Варвара вышла замуж за немолодого купца Кашеварова, обещавшего девушке дать возможность учиться. Замужество обернулось ссорами, побоями, купец надолго запирал красавицу в комнате. В пятнадцатилетнем возрасте она убежала от мужа, который был старше ее более чем на 20 лет.

Кашеварова-Руднева смогла настоять на выдаче ей отдельного вида на жительство.

В 1862 году Варвара, узнав о том, что Оренбургскому казачеству нужны акушерки для оказания помощи женщинам-мусульманкам, отправилась в Башкирию. Ее назначили повивальной бабкой Башкирского казачьего войска и выплачивали 28 рублей стипендии.

Молодая женщина поступила в Повивальный институт. На экзаменах, пройдя годичные курсы за четыре месяца, Кашеварова поразила комиссию знаниями и навыками. Экзаменаторы приняли постановление — наградить Варвару годовым содержанием, но взамен награды молодая женщина попросила помочь ей поступить в Медико-хирургическую академию. Это был 1863 год. Время прекращения приема женщин в высшие учебные заведения. Кашеварова добилась своего. Поступила и окончила академию с золотой медалью.

Во время учебы студентка ездила учиться в Венские клиники, работала в Праге, написала свою первую научную работу. В академии встретила свою судьбу — профессора М.М. Руднева, с которым впоследствии была обвенчана.

140 лет назад 9 декабря 1868 г. женщина в России была впервые признана врачом.


Могилевская Центральная Повивальная школа. Выпуск 1906 г.

Диплом без права на работу

Кашеварова-Руднева специализировалась в области акушерства и гинекологии, а ее научные статьи публиковались в отечественных и немецких журналах. Однако из Оренбургского края требования на работу не поступало. Варвара Александровна на свои средства поехала в Башкирию получить место врача, но ей отказали. По тогдашним законам женщины не могли состоять на действительной военной службе.

Кашеварова была принята в члены «Товарищества русских врачей в Петербурге», как сделавшая научный доклад. Это также был первый случай приема женщин в члены медицинского товарищества.

В 1869 году Кашеварова находилась за границей, а в Нью-Йорке была издана книга «Женщины-медики», в которой помещена восторженная статья Джекса Блека о Кашеваровой.

В России постоянно заниматься врачебной практикой ей не давали возможности. Варвара существовала на гонорары частной практики, а за границей работала и совершенствовалась в лучших акушерских клиниках. В 70–80-х годах в городах между врачами существовала конкуренция, а особенно серьезным конкурентом среди врачей-мужчин явилась именно женщина-врач, поскольку многие женщины-больные не могли не предпочесть ее услуг. Ее талант пробивал дорогу и требовал признания.

25 мая 1876 года впервые в России женщина защитила диссертацию. Кашеварову-Рудневу признали в степени доктора медицины. Этим дипломом фактически утверждалось, что женщинам в равной степени с мужчинами доступны вершины науки. Но дамы в то время ни к учебной, ни к педагогической деятельности в высшие учебные заведения не допускались.

1877 год. Россия объявила войну Турции, Кашеварова-Руднева обратилась с просьбой назначить ее в действующую армию, но получила отказ. Профессор М.М. Руднев преподавал на курсах, она помогала мужу заниматься со студентами, но делалось это неофициально.

Потом Варвара решила отправиться за границу, где участвовала в международных медицинских конгрессах в европейских странах, в Америке, в Филадельфии, опубликовала там более 15 научных работ.
«Современная медицина» писала в 1877 году: «Мы смотрим на выдачу диплома женщинам как на новую главу истории унижения и оскорбления врачебного сословия».


Откровенная травля

Со смертью мужа началась откровенная травля женщины-врача. В столичных газетах того времени появлялись злобные статьи и карикатуры на Кашеварову-Рудневу. Она бежала из царской столицы и до конца жизни работала сельским врачом, изредка выезжая в ближайший университетский город Харьков, где давала лекции. В газете «Новости» писала публицистические статьи, продолжала научную работу, обрабатывала прежние свои материалы. Готовила ко второму изданию свою книгу «Гигиена женского организма во всех фазисах жизни», но ей не хватало средств на покупку литературы... Для травли нашей землячки был найден новый повод. Стремясь любыми средствами очернить ее, «Новое время», «Русский курьер» и другие газеты в 1381 году стали поднимать вопрос о том, что она до сих пор не отслужила в Оренбургском крае за стипендию, которую получала от Башкирского казачьего войска. Однако Оренбургская газета писала в ее защиту: «За Башкирские стипендии г-жа Кашеварова-Руднева обязана была отслужить известное число лет в Башкирии, и она приезжала сюда уже будучи доктором медицины; но ей предложили службу лишь в звании ученой акушерки, в заведовании же участком или больницей на правах врача ей было отказано. Вследствие этого знаменитая башкирская стипендиатка возвратила издержанные башкирские деньги и уехала от нас...»

«Справедливо ли, что диплом, для получения которого я готова была пожертвовать жизнью, на который я потратила столько труда и энергии, силы воли, не давал мне права отдаваться именно тому делу, для которого были сделаны эти жертвы?» — писала Варвара.

Тяжелая жизнь с детства, лишения, напряженный труд в течение многих лет, беззастенчивая травля сказались на здоровье нашей землячки. 110 лет назад 29 апреля 1899 года в возрасте 55 лет она скончалась в полном одиночестве.

Судьба Кашеваровой-Рудневой не оставляет никого равнодушным. Отрадно, что в краеведческом музее города Чаусы установлен бюст этой выдающейся женщины. Школьники района знают ее жизненный путь, в районе проводятся краеведческие викторины.

Думается, что в Могилеве, откуда пошли лучшие повитухи Российской империи, на территории Могилевской городской больницы скорой медицинской помощи должен быть установлен памятник В.А. Кашеваровой-Рудневой и тем акушеркам, которые шли первыми оказывать медицинскую помощь на селе, преодолевая безграмотность, бесправие и суеверие.

Екатерина Высоцкая
«Могилевские ведомости»
20 июня 2009 г.

Товары и услуги в Могилеве

Instagram
Vkontakte
Twitter